ЗОЛОТАЯ ЖИЛА ДЛЯ ХУДОЖНИКА

Ariunaa Jargalsaikhan
Ariunaa Jargalsaikhan 689 Views
8 Min Read

«Слинки», — ответил Энхболд, когда я спросила, как зовут его собаку. Корейский друг Энхболда несколько лет назад подобрал щенка во время поездки загород. Художники-концептуалисты не хотели его бросать. Энхболд, в память о своем прежнем четвероногом приятеле оставил у себя этого лохматика, а сын художника Энхманлай дал ему имя.

Звонкое “гав!” раздалось в январском воздухе, когда мы вошли во двор. Слинки-это молодой пес с черной блестящей шерстью средней длины. Его уши торчат вверх и стильно опущены на кончиках. Пес на привязи виляя мохнатым хвостом, внимательно изучил мою ладонь. Думаю он одобрил.

Слинки постмодернистски крут. Даже в присутствии своего хозяина он делает собственные умозаключения. Пес настороженно наблюдал за нами, пока Энхболд показывал замерзшие верблюжьи шкуры, разбросанные по двору. Верблюжины вымачивались в краске медного цвета, изготовленной на основе почвы его родного убурхангайского края.

Художник доставал из запасника разные находки и щедро их демонстрировал, словно ребенок, с гордостью показывающий гостю свои игрушки. То, что для меня и Слинки казалось хаотичным нагромождением случайного мусора для Энхболда являлось золотой жилой. Художник умеет видеть чудесное в том, в чем другие не способны заметить.

“Mining 2024”- это пятая по счету персональная выставка Энхболда из одноименной серии. Первая экспозиция состоялась около десяти лет назад. Автор их организует периодически, раз в три-четыре года. Центральная тема — сохранение природной среды и наследия кочевников, что является для монгольского народа традиционным источником культурных ценностей. Постмодернистский аспект в творчестве Энхболда проявляется в осознании им своей роли творца в развивающейся стране и своей причастности к обществу, находящегося в постоянном движении.

Окрашенные верблюжьи шкуры, закрепленные на трехметровых металлических панелях, образуют инсталляцию из восьми частей. Ее название с монгольского языка переводится как «Заблудившиеся в пустынном краю», что буквально означает «…без хозяина в пустой степи». Дулдэгсэд-это слово, придуманное самим Энхболдом. Оно ассоциируется с другими монгольскими словами такими, как “покинутый”, “брошенный”, “оставшийся”, “заблудившийся”, “глухой”, “бродяги”.

Податливость верблюжьих шкур, прикрепленных к негнущемуся металлолому, словно подчеркивает хрупкость природы в противовес неуемному стремлению человека к прогрессу, неизгладимым следам, которые он оставляет после себя на пути своего продвижения. Беспокойство художника об окружающей среде, кажется, просачивается через теплый красно-оранжевый оттенок органической материи, резко контрастирующей с серебристо-серым цветом искусственных щитов.

7efebd80211f7c773dbf4b1a56694821.jpeg

Центральная часть инсталляции представляет собой наклоненную вперед лестницу, ведущую к тарелке спутниковой антенны. «Я представляю ее зеркалом”, — объяснил Энхболд. Середина инсталляции отражает неопределенность целей в, казалось бы, рациональных человеческих начинаниях.

В дальнем правом углу композиции вертикально установлен рулон сыромятной кожи, обмотанный ржавыми полотнами ленточной пилы. Торчащие из верблюжин рыжие проволоки стилистически сочетается с лентой. Эта конструкция, вызывает у зрителя ассоциацию с тяжелыми ранами. Ржавые пильные ленты и проволока, которыми обмотана и прошита некогда живая кожа наводят на мысль о некой искусственной силе, препятствующей естественному разложению органики. Контрастные материалы чередуются, создают слои, отделенные друг от друга болтами и крючками. Посетители могут свободно обходить и проходить между восемью панелями. Светотени, отражаемые слоями исходного материала усиливают визуальный эффект «Заблудившихся в пустынном краю», и его интерактивное восприятие.

0bad01e2291fa9118e2627c0a3c4d3bb.jpeg

Формирование пространственного сознания у зрителей-это побочная функция выставки и искусства инсталляции в целом. Ощущение пространства является важным лейтмотивом творчества Энхболда, его инсталляций, перформансов, картин, концептуальных произведений и экспериментов.

Визуальная поэзия абстрактных картин Энхболда завораживает. Он пишет их красками на основе неорганических и органических пигментов таких, как земля, сажа, навоз, ржавчина и сушеная трава. Компонует их отпечатками копыт животных, таврами; аппликациями из оболочек органов животных или старинными предметами. Все они как будто пропитаны духом древних кочевников и излучают тепло благодатной земли. Визуальная топография монохроматических тонов притягивает взгляд, словно рельефные узоры повествуют об истории предков-кочевников, живших в те времена, когда человек и природа сосуществовали в мире и гармонии. Почитание природы-это основной аспект традиционного воспитания у номадов. В абстракциях художника присутствует символический жест благожелательности по отношению к живым и неживым формам природы. Пространственная гармония, консистенция земляных красок присутствующие в абстракциях Энхболда создают эффект заземления, благодаря которому появляется ощущение возврата энергии и природного равновесия.

a171ddd2d731cbd3dd42d8a1bff3a35b.jpeg

В 2009 году Энхболд участвовал в выставке-резиденции в Роттердаме (Нидерланды) под руководством куратора Анну Вилениус из Финляндии. Как истинный номад, он отправился в свою первую серьезную творческую командировку прихватив с собой тщательно упакованную юрту. Находясь среди незнакомых людей, в стране, языка которой он не знал Энхболд со своей маленькой юртой на протяжении трех месяцев проводил концептуальные эксперименты и перформансы. Поездка произвела на него неизгладимое впечатление. Приобретенный опыт и по сей день служит ему творческой искрой. «Когда я создавал там свои перформансы влияние моря и энергетика людей ощущались по-другому «, — вспоминает Энхболд.

Чувство пространства, будь то географическое, физическое, культурное или реляционное, а также концепция в целом становятся гибкими и изменчивыми в зависимости от среды, в которой работает художник. Традиционное для монголов-кочевников понимание пространства и его бескрайности, в городских условиях сталкивается с противоречивым восприятием, где для людей приоритетными являются такие понятия, как приватность, собственность, правила и порядок. Перформансы Энхболда отражают парадоксы человеческого бытия. Их можно также истолковывать как акт почтения домашнему очагу-духовному центру интерьера юрты.

ecbe8f43623bcc2200c81b8cfdf8047f.png

У Энхболда и его жены, художницы Л. Мунгунцэцэг трое маленьких детей. «Как отец, я беспокоюсь какую экологическую среду унаследуют мои дети, когда станут взрослыми. Поэтому одна из целей моего творчества заключается в формировании ценностного отношения к природе и осознания ее хрупкости. Я убежден, что природа является единственным живительным источником для человеческого тела и души. Этой выставкой я хочу показать, что связь между человеком и природой нужно не разрушать, а наоборот старательно культивировать», -сказал Энхболд.

Добывающий и потребительский бум стремительно меняет монгольское общество и порождает множество актуальных вопросов. Поскольку человек сам является частью живой природы и обладает талантом как создавать, так и разрушать, экспозиция под названием “Mining” формирует особый взгляд на горное дело.

Размышления над тем, как сохранить традиционную кочевую мудрость по отношению к земле, чтобы продолжить гармоничный обмен между человеком и природой порождает следующую мысль: прогресс, к которому мы так стремимся, может потерять смысл, если в процессе его достижения человечеству и природному источнику будет нанесен непоправимый ущерб. Эта мысль, похоже является невидимой нитью, связывающей Слинки, «зеркало» и нас.

Выставка «Mining 2024» работает до 4 февраля 2024 г. в “B contemporary art gallery”

Фотография 1. Художник Т.Энхболд (справа) и исполнитель горлового пения, руководитель группы “Домог” Б.Бат-Орших на открытии выставки. 

Ж. Ариунаа
опубликовано в UB Post
24 января 2024 г.

Share this Article
Leave a comment